Результаты генной инженерии на нашем столе: польза или вред?

28.02.2012

Людей на планете становится все больше и больше, а количество ресурсов, необходимых для пропитания, отнюдь не увеличивается. На сегодняшний день в некоторых странах Африки голодает до 70% населения. Но, кажется, ученые нашли выход – генная инженерия. С ее помощью томаты получили ген морозоустойчивости от арктической камбалы, картофель получил ген бактерии, смертельной для колорадского жука, а рис - ген человека, отвечающий за состав женского молока.

Перспектива повысить урожайность культур, уберечь растения от вредителей, болезней и сорняков, придать им новые вкусовые и питательные качества кажется весьма заманчивой. Ведь по приблизительным прикидкам урожайность генетически-модифицированных (ГМ) культур будет превышать урожайность немодифицированных сортов в несколько раз при одинаковом количестве затраченных средств и усилий.

А это значит, что продукты питания на основе ГМ-компонентов будут дешевле и доступнее. По крайней мере, в этом нас убеждают биологи, занимающиеся этой проблемой.

А как же дело обстоит на самом деле? Если подойти на улице к любому прохожему и задать вопрос про ГМ-продукты – скорее всего ответ будет резко-негативным. Люди боятся растений-монстров, а также неизвестных мутаций, которые могут произойти в человеческом организме вследствие употребления таких растений. На чем основываются эти опасения? Чаще всего – на страхе перед неизвестным. Мы давно уже не питаемся яблоками-дичкой из близлежащих лесов, а предпочитаем выращивать сладкий сорт «Слава победителю» у себя на даче. И считаем их естественным продуктом. Хотя, селекционный сорт, по сути, мало чем отличается от сорта, полученного при участии генетиков. Это такое же изменение генотипа растения. Просто в случае селекционного отбора специалисты действуют наугад, «вслепую», пытаясь выделить ген или группу генов по внешним признакам. К тому же селекция возможна только при использовании близкородственных растений. В то время как использование генной инженерии позволяет четко выделить ген, ответственный за тот или иной признак, и изменять генотип организмов, не ограничиваясь видовыми рамками. Но так ли безопасны эти изменения?

Страхи перед пищей, содержащей ГМ-компоненты, напоминают детский стишок про Мурочку, которая испугалась бяки-закаляки, ею же и придуманной. Так и мы сами придумываем для себя страшилки и сами же их боимся. Интернет и печатные издания наполнены публикациями о растениях-монстрах, употребление которых приводит к необратимым последствиям в человеческом организме. Хотя ни одна из этих публикаций* не раскрывает механизм попадания генетического материала из продуктов питания в генокод человека. Ведь если бы такой механизм существовал на самом деле, то генокод человека вполне бы мог нести в себе изменения, вследствие употребления, например, нашими предками говядины. И мутировали бы мы с вами в рогатых и парнокопытных человекоподобных существ. Эффектно конечно, но, как мы видим, не соответствует действительности.

Главная опасность, которую могут принести модифицированные растения и организмы – экологическая. ГМ-растения, выращиваемые на открытом грунте, взаимодействуют с окружающей средой, и подчас результаты подобного взаимодействия далеко не безобидны. Например, растение, содержащее гены, противоборствующие вредителям, способно стать «убийцей» и для вполне безопасных, а порой и для полезных насекомых. А это уже может нарушить сложную пищевую цепочку в экосистеме. К тому же, при переопылении возможен обмен генами между ГМ-растениями и их близкородственными дикими видами. Вот только на данном этапе сложно рассчитать, что наносит больший вред нашей экологии: использование генных модификаций или использование химикатов и пестицидов? А какой вред может нанести генетически модифицированная пища человеку? Есть или не есть такую пищу? По большому счету, это вопрос личных убеждений, поскольку не доказан ни вред, ни абсолютная безопасность модифицированных продуктов.

На сегодняшний день есть реальная необходимость учитывать единственный риск ГМ-продуктов – аллергенность. Продукты, подвергшиеся модификации, потенциально более опасны для людей, склонных к аллергическим реакциям. Раньше человек с аллергией на персики мог догадаться, что употребление в пищу, например, гибридного сорта персиков – нектарина – наверняка чревато негативными последствиями. Сегодня аллергик рискует встретить гены аллергенов практически в любом продукте, если он содержит ГМ-компоненты. Например, если у вас аллергия на морепродукты – вы рискуете неожиданно получить сходную реакцию после употребления в пищу томатов, которые получили ген морозоустойчивости от арктической камбалы. Но это лишь означает, что продукты питания перед поступлением в розничную торговлю должны проходить тщательную проверку, и любая модификация должна отображаться на упаковке товара, с подробным указанием количества и типа привнесенных генов. Насколько выполняется это требование сегодня?

Если зайти в обычный супермаркет и почитать аннотации и состав продукта на упаковках – мы не найдем упоминаний о ГМ-компонентах, хотя ГМ-организмы появились на мировом рынке более десяти лет назад и сейчас активно используются при производстве продуктов питания.

Основной процент модифицированных растений составляют соя, кукуруза, рапс, хлопок, рис, картофель и сахарная свекла. Особую позицию в этом списке занимает соя – на сегодняшний день процент генетически модифицированной сои среди мирового объема данного продукта доходит до семидесяти процентов. Соя и ее производные входят в состав большого количества продуктов и даже некоторых видов детского питания. Но никаких специальных пометок о природе происхождения этого компонента на упаковках не имеется.

Так что сегодня ситуация с ГМ-продуктами в Украине оставляет желать лучшего: мы можем до бесконечности дискутировать об опасности или безопасности подобной пищи, но мы не можем знать, подвергались ли модификациям продукты, из которых состоит наш ужин.

Однако надежда на лучше у нас уже есть: 1 августа 2007 года Верховная Рада Украины приняла постановление № 985 «Питання обігу харчових продуктів, що містять генетично модифіковані організми та/або мікроорганізми». Согласно этому документу, с 1 ноября 2007 года все продукты (отечественные и импортные), которые содержат в себе ГМ-компоненты в количестве более 0,9 процента, должны подвергаться обязательной маркировке с указанием качественного состава такого продукта. А в детском питании использование ГМ-компонентов не допускается вовсе. Будем надеяться, что это лишь первый шаг в регулировании вопроса производства и реализации трансгенной продукции.